Острый тонзиллофарингит


Г. З. Пискунов, И. Б. Анготоева
 
Острое воспаление небных миндалин и/или фарингеальной области широко распространено среди населения всех возрастных групп, но болеют им преимущественно дети.
Фарингит — это острое воспаление слизистой оболочки глотки обычно вирусного, реже бактериального происхождения.
Тонзиллит (ангина) — острое воспаление небных миндалин, обычно возникающее в результате стрептококковой, реже вирусной инфекции.
 

В настоящее время актуально использование термина «острый тонзиллофарингит», так как воспаление миндалин редко обходится без воспаления задней стенки глотки и наоборот. Возможно, это происходит из-за тесного анатомического соседства и из-за сходства гистологического строения. Миндалины и фолликулы задней стенки глотки — это скопления лимфоидной ткани.
Среди бактериальных возбудителей острого тонзиллита и фарингита наибольшее значение имеет β-гемолитический стрептококк группы А (БГСА). Распространенность возбудителей тонзиллофарингита представлена в таблице 1.
БГСА высевается у 31% больных острым тонзиллофарингитом (A. L. Bisno, 1996). Большое социальное и медицинское значение БГСА обусловлено его быстрым распространением и высокой контагиозностью, а также развитием как гнойных, так и негнойных осложнений, сопровождающихся высокой инвалидизацией и смертностью (S. T. Sbulman, 1994). Инфекционные осложнения: паратонзиллярные абсцессы, флегмона шеи, бактериальный эндокардит, медиастинит, мастоидит, синдром стрептококкового токсического шока, менингит, некротизирующий фасциит, стрептококковый миозит. Осложнения редки, однако сопровождаются мультиорганной недостаточностью, высокой смертностью, которая достигает 30% от общего числа осложнений (D. L. Stevens, 1994; B. K. G. Erricson, 1998). Негнойные осложнения: ревматическая лихорадка, острый гломерулонефрит.

Таблица 1. Распространенность возбудителей тонзиллофарингита

Острую ревматическую лихорадку в ее привычных ярких проявлениях врачи сегодня выявляют реже из-за открытия свойств и широкого использования пенициллина в XX в. За это время сменилось поколение врачей. Появились доктора, которые представляют себе острую ревматическую лихорадку только по книгам. Кроме того, возникли штаммы стрептококка, которые вызывают стертую картину острого тонзиллита. Вероятно, эти два фактора объясняют вспышку острой ревматической лихорадки, наблюдавшуюся в США в середине 80-х годов XX в. Диагноз был поставлен с опозданием, в лечении тонзиллита не придавалось значения антибиотикам, в итоге возникло большое количество необратимых осложнений (G. H. Stollerman, 1997). В связи с этим необходимо сделать вывод, что нельзя забывать о грозных осложнениях острого стрептококкового тонзиллофарингита. Кроме того, врач должен владеть информацией по рациональной антибиотикотерапии.
Путь передачи БГСА — воздушно-капельный. Стрептококковый тонзиллит возникает чаще у детей в возрасте 5–15 лет. Наибольшая заболеваемость наблюдается в зимне-весенний период. Фарингиты, вызванные вирусом гриппа, корона- и респираторно-синцитиальными вирусами, возникают преимущественно в зимние месяцы.
Общие симптомы заболевания: повышение температуры тела до 37,5–39°С, озноб, головная боль, общее недомогание, нередки артралгии и миалгии. У детей могут наблюдаться тошнота, рвота, боли в животе. Характерна боль в горле, которая усиливается при глотании. Иногда наблюдаются «летучие» боли в крупных суставах (коленных, локтевых).
Инкубационный период составляет от нескольких часов до 2–3 сут. Развернутая клиническая картина наблюдается на 2-е сутки от начала заболевания. Длительность заболевания (без лечения) составляет 5–7 дней. Затем, при отсутствии осложнений, клинические симптомы стихают. Необходимо отметить, что клинические симптомы не являются строго специфичными для острого стрептококкового тонзиллита.
Диагностика
При наличии клинических симптомов, описанных выше, и соответствующего анамнеза (факт переохлаждения, контакт с больными ангиной, у которых подтверждена стрептококковая этиология, начало заболевания не более 3 дней назад) необходимо провести орофарингоскопию. Исследование позволяет выявить гиперемию слизистой оболочки небных дужек, язычка, задней стенки глотки. Миндалины, как правило, увеличены, отечны, гиперемированы, покрыты желтым налетом. Налет рыхлый, неплотный, легко снимается шпателем, без возникновения эрозированной поверхности.
Наблюдаются явления регионарного лимфаденита. Пальпируется группа передних шейных лимфоузлов. Они уплотнены, увеличены, болезненны при пальпации. Симптомы регионарного лимфаденита могут сохраняться до 10–12 дней после разрешения острого тонзиллофарингита.
При исследовании общего анализа крови обнаруживаются лейкоцитоз, сдвиг лейкоцитарной формулы влево, значительное увеличение скорости оседания эритроцитов, иногда до 40–50 мм/ч.
При биохимическом исследовании крови в ряде случаев выявляется С-реактивный белок (непатогномоничный признак).
В настоящее время не представляется возможным пользоваться многочисленными предложенными в разные годы шкалами и алгоритмами оценки клинических и эпидемиологических данных при острых тонзиллофарингитах для определения вероятности стрептококковой этиологии инфекции в связи с тем, что, как было отмечено выше, клинические симптомы являются неспецифичными. Поэтому для установления стрептококковой этиологии острого тонзиллофарингита и решения вопроса о системной антибиотикотерапии необходима лабораторная диагностика.
Микробиологическая (бактериологическая) диагностика должна проводиться, несмотря на эмпирическое назначение антибактериальных препаратов. Стоит отметить, что достоверность микробиологического исследования зависит от качества забора материала. При правильной технике чувствительность метода достигает 90% (M. A. Gerber, 1994). Забор следует осуществлять с поверхности миндалин и задней поверхности глотки стерильным ватным тампоном, не касаясь языка, маленького язычка, щечных поверхностей и зубов. Материал в транспортной среде не должен находиться более 2 ч. За это время необходимо обеспечить его доставку для культурального исследования. К сожалению, в России не так широко распространен экспресс-метод диагностики стрептококкового антигена, который позволяет через 15–20 мин с высокой специфичностью получить результат. Однако отрицательный результат при экспресс-диагностике не исключает стрептококковую этиологию заболевания (M. A. Gerber, 1989). Микробиологическое исследование мазка из глотки с использованием агара с добавлением крови является «золотым стандартом» при установлении стрептококковой этиологии тонзиллита (B. B. Brees, F. A. Disney, 1954).
Дифференциальная диагностика
Стоит отметить, что, ориентируясь только на клинические признаки, даже опытные врачи могут встретиться с трудностями, связанными с дифференциальной диагностикой.
Вирусный острый тонзиллофарингит сопровождается респираторными симптомами (кашель, ринит, осиплость), иногда присоединяются конъюнктивит, стоматит или диарея.
Для ангины при скарлатине характерны также высыпания на коже и слизистых оболочках.
При дифтерии ротоглотки дифференциальная диагностика проводится по характеру налета. При дифтерии он серого цвета, плотный, с трудом снимается, не растирается на предметном стекле, не растворяется в воде, а медленно оседает на дно сосуда. После снятия налета на поверхности миндалины появляется эрозированная, кровоточащая поверхность.
Ангинозная форма инфекционного мононуклеоза начинается с поражения лимфоузлов — не только передних шейных, но и затылочных, подмышечных, абдоминальных, паховых. При исследовании крови выявляется лейкоцитоз с преобладанием мононуклеаров до 60–80%.
Ангина Симановского–Плаута–Венсана характеризуется односторонним поражением миндалины, которое выглядит как язва с зоной некроза вокруг. Иногда в процесс вовлекаются десны, небо, задняя стенка глотки.
Лечение острого стрептококкового тонзиллофарингита
Основные принципы лечения следующие.
• Местное лечение: промывание лакун миндалин, полоскания горла, ингаляции.
• Системная антибиотикотерапия.
Ряд авторов отмечают возможность спонтанного исчезновения клинической симптоматики БГСА-тонзиллита и полного выздоровления пациентов без возникновения осложнений. Некоторые врачи, курирующие таких больных, необоснованно отдают предпочтение местному лечению в ущерб системной антибиотикотерапии (Б. С. Белов, В. А. Насонова, Т. П. Гришаева, 2006). Другие сообщают о том, что необоснованная антибактериальная терапия способствует развитию бактериальной резистентности к антибиотикам (A. L. Bisno et al., 1997).
Показания к антибактериальной терапии острого тонзиллита: положительный результат культурального исследования или экспресс-теста на стрептококковую этиологию (Л. С. Страчунский, Е. И. Каманин, 1997). При явных клинических и эпидемиологических данных, позволяющих заподозрить наличие БГСА в ротоглотке, антибактериальная терапия может быть назначена эмпирически. Ряд авторов указывают, что при получении отрицательных лабораторных результатов ее необходимо отменить (A. L. Bisno et al., 2002).
Целью антибактериальной терапии острых стрептококковых тонзиллитов является эрадикация БГСА. Поэтому пациенты с острым тонзиллофарингитом должны получать антибактериальный препарат в достаточной дозе и в течение срока, необходимого для эрадикации БГСА из ротоглотки (A. L. Bisno et al., 2002).
При проведении антибактериальной терапии острого стрептококкового тонзиллита следует иметь в виду, что раннее назначение антибиотиков значительно уменьшает длительность и тяжесть симптомов заболевания, необходим 10-дневный курс антибактериальной терапии, исключая азитромицин.
Антибактериальная терапия острого тонзиллофарингита направлена:
• на предупреждение развития острой ревматической лихорадки;
• профилактику развития гнойных осложнений;
• более раннее купирование клинических симптомов заболевания и восстановления качества жизни;
• предупреждение распространения БГСА (Т. М. Богданович, 2003).
Антибиотиками первого ряда служат β-лактамные антибиотики: пенициллины и цефалоспорины, так как БГСА отличается высокой чувствительностью к ним. Кроме того, β-лактамы остаются единственным классом антибиотиков, к которым у БГСА не развилась резистентность.
Одним из наиболее часто использующихся препаратов для лечения острого стрептококкового тонзиллита является амоксициллин — полусинтетический антибактериальный препарат из группы аминопенициллинов. Высокий уровень биодоступности (у диспергируемых таблеток в форме солютаб он достигает 93%) обеспечивает максимальную эффективность препарата, при этом за счет минимальной «остаточной» концентрации амоксициллина в кишечнике (всего 7% от принятой дозы) значительно снижается риск нежелательных лекарственных реакций со стороны ЖКТ, включая дисбиоз.
При подозрении на наличие штаммов микроорганизмов, продуцирующих β-лактамазы, используются защищенные пенициллины, в состав которых входит клавулановая кислота.
При аллергических реакциях на β-лактамные антибиотики (пенициллины и цефалоспорины) назначаются макролиды. Однако в настоящее время к этой группе антибиотиков БГСА устойчив, по данным, полученным в России, до 13–17% (L. Strachounski, O. Krechikova, A. Bolstrom, 1997). Но некоторые представители этой группы, например кларитромицин, предпочтительнее, чем азитромицин и рокситромицин, использовать для лечения острого тонзиллофарингита. БГСА обладает высокой чувствительностью к кларитромицину, который, в свою очередь, устойчив к действию β-лактамаз (J. D. Williams, 1993). Способен достигать бактерицидных концентраций в миндалинах уже в первые 2–4 ч после приема препарата (T. J. Ives et al., 2001), что наряду с неантибактериальными эффектами кларитромицна (противовоспалительным, иммуномодулирующим, секретолитическим) ведет к быстрому регрессу симптомов и улучшению состояния. Новая форма кларитромицина пролонгированного действия позволяет принимать препарат 1 раз в сут, что обеспечивает высокую приверженность пациента антибактериальной терапии. Наличие лекарственной формы кларитромицина в виде суспензии позволяет использовать его у детей с 6 мес, в отличие от фторхинолонов, которые применяются только с 18-летнего возраста. Кларитромицин создает в очаге инфекции концентрации, во много раз превышающие минимальную подавляющую концентрацию, поэтому, несмотря на резистентность к макролидам, в России успешно используется для лечения острого тонзиллофарингита и является препаратом первого ряда при непереносимости пациентом β-лактамных антибиотиков.
При непереносимости макролидов стоит назначать линкозамиды (линкомицин, клиндамицин).
Не стоит применять тетрациклины, сульфаниламиды для лечения острого тонзиллофарингита, так как резистентность к ним в России достигает 60% (L. Strachounski, O. Krechikova, A. Bolstrom, 1997). Ни тетрациклины, ни сульфаниламиды (ко-тримоксазол) не обеспечивают эрадикации БГСА, что делает невозможным их применение для лечения острых тонзиллофарингитов, даже если штаммы микроорганизмов чувствительны к ним in vitro (В. А. Насонова, Б. С. Белов, Л. С. Страчунский, 2000).
Дозы и названия препаратов антибактериального действия приведены в таблице 2 (Л. С. Страчунский, А. Н. Богомильский, 2000).
Ошибки при терапии острого стрептококкового тонзиллита (В. А. Насонова, Б. С. Белов, Л. С. Страчунский, 2000):
• отказ от микробиологического исследования;
• необоснованное предпочтение местного лечения в ущерб системной антибактериальной терапии;
• недооценка клинической и микробиологической эффективности и безопасности пенициллинов;
• назначение сульфаниламидных препаратов (ко-тимоксазола), тетрациклина;
• сокращение курса антибиотикотерапии при клиническом улучшении.
Местное лечение острого нестрептококкового тонзиллофарингита. В настоящее время фармацевтические компании представляют широкий выбор препаратов, направленных на лечение острых тонзиллофарингитов нестрептококковой этиологии. К топическим препаратам для местного лечения острых тонзиллофарингитов предъявляются следующие требования (А. С. Лопатин, 2005).
• Широкий спектр антимикробного действия, в идеале сочетающий антибактериальную, противогрибковую и противовирусную активность.
• Низкая скорость абсорбции со слизистых оболочек.
• Отсутствие токсического эффекта.
• Низкая аллергенность.
• Отсутствие раздражающего действия на слизистую оболочку.
Выпускаются топические препараты для лечения воспалительных заболеваний ротоглотки в виде растворов для полоскания и смазывания слизистой оболочки, аэрозольных ингаляторов, таблеток и леденцов для рассасывания. В качестве монотерапии рекомендуются только при легких формах острого тонзиллофарингита. При тяжелых формах заболевания необходимо сочетание с системной антибактериальной терапией.
Гексетидин (гексорал, стопангин) нетоксичен, обладает антибактериальной и противогрибковой активностью, кровоостанавливающим и дезодорирующим действием.
Учитывая, этиологию острого тонзиллофарингита для профилактики бактериальных и вирусных инфекций имеет смысл применять иммуномодулирующий препарат имудон®. Имудон® представляет собой поливалентный антигенный комплекс, состав которого соответствует возбудителям, наиболее часто вызывающим воспалительные процессы в полости рта и глотки.
Имудон® предназначен для перорального применения (таблетки для рассасывания). Его эффективность была подтверждена многочисленными отечественными и зарубежными исследованиями (Т. Н. Гаращенко, М. Р. Богомильский, 2002).
Лечебный эффект имудона® реализуется через естественные факторы иммунной защиты, которые начинают вырабатываться сразу после начала приема препарата. На фоне приема имудона® отмечается увеличение числа иммунокомпетентных клеток в слизистой оболочке, выработка специфического иммуноглобулина A, увеличение продукции лизоцима и эндогенного интерферона. Таким образом, за счет многоуровневой активации иммунологических механизмов имудон® действует как на бактериальную флору, так и на вирусную. Кроме того, препарат оказывает противогрибковое действие благодаря имеющемуся в его составе лизату Candida albicans, к которому также вырабатываются антитела. Эффективность препарата имудон® доказана в отношении таких симптомов, как боль в горле, отек, сухость, першение, саднение в горле, дисфония, неприятный запах изо рта (Л. А. Лучихин, О. В. Мальченко, 2005). Кроме того, доказана эффективность применения имудона® после тонзиллэктомии.
Октенисепт — обладает широким спектром антибактериальной активности, как на грамположительные, так и грамотрицательные бактерии, внутриклеточные микроорганизмы, грибы, вирусы. Нетоксичен, но вызывает выраженное раздражающее действие.
Сочетание амилметакрезол + дихлорбензилэтанол (стрепсилс, суприма-ЛОР, нео-ангин) обладает действием против Staphylococcus aureus, Streptococcus pneumonia, Haemophilus influenzae, Streptococcus haemolyticus (А и C), Neisseria spp., Proteus spp., Escherichia coli, Corynebacterium diphtheriae.
Фюзафюнжин (биопарокс) обладает не только антимикробным действием, но и собственным противовоспалительным действием (усиление фагоцитоза макрофагами, уменьшает образование медиаторов воспаления).
Диоксидин — эффективность не доказана в контролируемых исследованиях. Высоко токсичен, обладает тератогенным и мутагенным действием.
Флурбипрофен (стрепфен) относится к группе нестероидных противовоспалительных средств (НСПВС) — обладает противовоспалительным и обезболивающим эффектом. Купирует воспаление и боли, вызванные эндотрахеальной интубацией.
Ограничено использование хлоргексидина из-за токсичности (анти-ангин, дрилл, себидин, элюдрил); йодинола, йокса, ингалипта из-за аллергенности и раздражающего действия; растительных антисептиков и эфирных масел у пациентов с поллинозом; НСПВС у пациентов с бронхиальной астмой и непереносимостью аспирина (А. С. Лопатин, 2005).
В заключение отметим, что проблема острого тонзиллофарингита актуальна, требует внимания и дальнейшего изучения.
Литература
1. Акулич И. И., Лопатин А. С. Оценка эффективности препарата ИРС-19 в профилактике осложнений при ринохирургических вмешательствах// Вестник оториноларинголога. 2006. № 1.
2. Белов Б. С., Насонова В. А., Гришаева Т. П. Ревматологические аспекты стрептококкового тонзиллита и современные подходы к его антибактериальной терапии// Русский медицинский журнал. 2006. Т. 14. № 25.
3. Богданович Т. М. Клинические и фармакодинамические особенности использования макролидных антибиотиков при остром стрептококковом тонзиллите: дис. ... канд. мед. наук. Смоленск, 2003. С. 116.
4. Гаращенко Т. Н., Богомильский М. Р. Местная иммунизация в лечении и профилактике респираторных инфекций// Русский медицинский журнал. 2002. Т. 8. № 1.
5. Лопатин А. С. Топические препараты в лечении заболеваний носа и горла. Фармакотерапия болезней уха, горла, носа с позиций доказательной медицины. М., 2005.
6. Лучихин Л. А., Мальченко О. В. Эффективность препарата имудон при лечении больных с острыми и хроническими воспалительными заболеваниями глотки. Фармакотерапия болезней уха, горла, носа с позиций доказательной медицины. М., 2005.
7. Насонова В. А., Белов Б. С., Страчунский Л. С. и др. Антибактериальная терапия стрептококкового тонзиллита и фарингита// Русский медицинский журнал. 2000. Т. 2. № 2.
8. Страчунский Л. С., Каманин Е. И. Антибактериальная терапия инфекций в оториноларингологии// Русский медицинский журнал. 1997. Т. 6. № 11. С. 684–693.
9. Страчунский Л. С., Богомильский А. Н. Антибактериальная терапия стрептококкового тонзиллита и фарингита// Детский доктор. 2000. № 3. С. 32–33.
10. Bisno A. L. Pediatrics. 1996; Suppl. 97(6): 949–955.
11. Bisno A. L., Gerber M. A., Gwaltney J. M. et al. Diagnosis and management of group A streptococcal pharingitis: a practical guideline// Clin. Infect. Dis. 1997; Vol.25: 574–583.
12. Bisno A. L., Gerber M. A., Gwantley J. M., Kaplan E. L., Schwartz R. H. Practice guidelines for the diagnosis and management of group A streptococcal pharyngitis// Clin. Infect. Dis. 2002; Vol. 35: 113–125.
13. Brees B. B., Disney F. A. The accuracy of diagnosis of beta-streptococcal infection on clinic grounds// J. Pediatr. 1954; Vol. 44: 670–674.
14. Erricson B. K. G. et al. Clin Infect Dis. 1998; 27: 1428–1436.
15. Gerber M. A. Comparison of throat cultures and rapid strep tests for diagnosis of streptococcal pharingitis// Pediatr. Infect. Dis. J. 1989; 8: 820-824.
16. Gerber M. A. IN: Emerging concern of streptococcal pharingitis// Proc 6th Intern Congr Infect Dis. 1994; April: 26–30.
17. Ives T. J. et al. Research communication in molecular pathology and pharmacology, 2001; 110 (3-4): 183–208.
18. Sbulman S.T. Pediatr Infect Dis. J. 1994; 13: 70–74.
19. Strachounski L., Krechikova O., Bolstrom A. Susceptibility patterns of clinical isolates of Streptococcus pyogenes in Russia// Proceedings of the 37th ICCAC, 1997.
20. Stevens D. L. Pediatr Infect Dis. J. 1994; 13 (6): 561–566.
21. Stollerman G. H. Rheumatic fever// Lancet. 1997; 349: 935–942.
22. Williams J. D. et al. Comparison of macrolide antibiotics// J. of Antimicrobial Chemotherapy. 1993; 31 (Suppl.C): 11–26.
Г. З. Пискунов, член-корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, профессор
И. Б. Анготоева, кандидат медицинских наук
РМАПО, Москва